Вверх страницы

Вниз страницы

Hufflepuff

Объявление


НОВОСТИ

🍁Осенний семестр как-то сразу принёс нам отличные новости!

🏵 Во-первых, у нас прибавление в семье пуффиков. Наш новый барсучок — Скарлетт Бри, добро пожаловать домой. Устраивайся поудобнее и вперёд, к новым приключениям!
Лива, Чиз, Квинт! С возвращением! Это вторая радость у нас!

🍂И благодаря нашим троим барсучкам: Квинту, Чизу и Скарлетт мы пока держим I место по Школе!
Хорошо бы так и дальше стараться, мы ведь можем и кубок взять, нам только надо захотеть...)

Эвелин Одри

ЛУЧШИЕ СТУДЕНТЫ


Квинт Уилсон Cheese Flinn Скарлетт Бри


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hufflepuff » Говорящий барсук


Говорящий барсук

 

Статья первая.

Однажды осенним днем…

(путанная история о непуффендуйском пуффендуйце)

 

Посвящается Винсенту Бернкастелю, без которого эта статья была бы написана на несколько секунд раньше.

 

Новое время года приходит внезапно, одним скачком. Не успели оглянуться, и хоп, за окном осень. А ведь жизнь нас этому не учила, и мы совсем, ну вот нисколько не были готовы! Что ж, мисс, и вы, мистер, и даже вы, сэр, хватит сопротивляться! Пора наконец-то признать, что время рефлексий, философских размышлений и созерцаний бесповоротно наступило. Прислушайтесь! Слышите, как в общей гостиной раздается ворчливый голос, полный воспоминаний о летней рыбалке? Оглянитесь, и вы увидите, как снующие по кабинетам студенты и профессора кутаются в теплые шарфы.

Спешу вас обрадовать, признание – первый шаг к исцелению, дальше все пойдет по накатанной: звучные глотки горячего чая в гостиных замка; теплые носки с немыслимыми узорами, навеянными богатой фантазией бабушек, мам или добродушных теть; треск поленьев, подбрасывающих вверх язычки пламени в камине; и, конечно, задушевные истории (куда же без них?)

Одной из таких осенних историй мы и поделимся с вами прямо сейчас.

Начнем с того, что стоял сентябрь и мисс Унсет, журналистка нашего издания, бесцеремонно натянув найденные в коридоре очки в черной роговой оправе, с деловой грацией вышагивала по замку в поисках тех, кто готов был дать ей комментарии по двум вопросам, не дающим покоя с самого утра. Впереди нее, не переставая заниматься графоманией, строчило любовные письма Злоб… кхм-кхм… кое-кому самопишущее гусиное перо, сама же пуффендуйка, никакого отношения к пристрастиям пера не имела и была полна другой решимостью – напечатать в факультетской стенгазете интересную статейку.

Тут бы неплохо задать нашей героини вопрос: «И какая же тема в ее понимании интересна для читателей?» Но зная журналистские методы мисс Унсет, мы, пожалуй, воздержимся.

 Так вот. Завидев в сумрачном коридоре не подозревающего об опасности жителя замка, корреспондентка «Говорящего Барсука» буквально набрасывалась на несчастного и, прижав его к стенке (как в последствии утверждала сама мисс Унсет, прижимала она весьма фигурально), угрожала всемирной известностью и славой.

Что же интересовало мисс Унсет? Как всегда, самый «плюшковый» факультет в Школе, а если точнее, солнечные жители того самого факультета. С момента поступления в Хогвартс все только и твердили, какие они трудолюбивые, верные, заботливые и жутко честные. Но мисс Унсет не даром слыла весьма подозрительной особой. Скромно признавая все эти качества и в себе, она меж тем не могла поверить, что в числе черт жителей дома Солнца и Земли не найдутся те, что подошли бы и для другого факультета. Именно поэтому из ее невоспитанных уст звучало всего два главных вопроса:

Первый: «Кого из жителей полуподземелий нашей Школы вы считаете типичным представителем Дома Солнца и Земли?»

Второй: «Кто, на ваш взгляд, является на нашем факультете самым «непуффендуйским» пуффиком?»

Да-да-да! Мы почти уверены, что вы солидарны с нашим уважаемым директором, который, будучи встречен мисс Унсет за третьим поворотом коридорного лабиринта, сказал:

«Не факультет наделяет качествами, а люди наделяют качествами факультет, поэтому если пуффендуец проявляет какое-то «нетипичное» качество для пуффендуйца, это значит только то, что пуффендуйцы многогранней стереотипных установок. По моему мнению, все представители факультета соответствуют своему Дому».

Но разве у нас был выбор? Газетных журналистов и так мало, в волшебном мире кризис, а мисс Унсет согласилась работать за еду. Что бы вы сделали на нашем месте?

Правильно, привели бы ответы других участников этой осенней истории и предоставили читателям законное право самостоятельно предаваться философским размышлениям.

 

Рогнеда Хольмгрен (Слизерин, 2 курс)

 

Будучи прижатая (хотелось бы верить, что лишь фигурально) к стенке и не имеющая возможности высвободиться настойчивой пуффендуйкой (или просто не желающая?), Рогнеда была вынуждена дать ответ на интересующий вопрос предприимчивой журналистки:

– К сожалению, я знакома с постыдно малым количеством пуффендуйцев, несмотря на близкое расположение наших гостиных... Наверное, сказывается то, что большую часть времени я провожу вообще на поле или в кабинетах на лекциях. Что поделать, –  Неда кокетливо поправила прядь волос.

– Вообще, у меня выбор получается из трех человек, да, – после секундной паузы, подсчитывая количество знакомых ей представителей Дома Земли, выдала слизеринка.

– Но так как категории всего две, то три человека – это уже поле для выбора! Пожалуй, самым «пуффендуйским» пуфендуйцуем для меня является мистер Тадеуш Новак. Недаром он у вас староста, – усмехнулась девушка.

– Пуффендуй для меня всегда ассоциировался с землей и солнцем, а Тадеуша я знаю, в том числе, как владельца пуффендуйских теплиц и очень необычных растений. Для меня он – воплощение Пуффендуя, пожалуй.

А вот второй вопрос поставил на какое-то время в тупик. Наверное, для пуффендуйца оказаться самым не пуффендуйским человеком – это целая трагедия! Рогнеда сама бы очень огорчилась, скажи ей, что она не похожа на слизеринку. Но деваться было некуда, летящее следом за Ливой самопишущее перо очень красноречиво подергало кончиком, как будто намекая, что в случае побега слизеринки такого про нее напишет, что потом мисс Хольмгрен еще долго не рискнет высунуть нос из подземелий. Так что пришлось выбирать из двух зол:

– Самый непуффендуйский для меня человек – это... как бы странно ни звучало, мистер Альборек Мортимер. Вряд ли найдется много людей, кто согласится со мной, но я вовсе не хочу оскорбить мистера Мортимера. Скорее, это даже комплимент, ведь я бы скорее не была удивлена увидеть Альборека на Слизерине, чем на Пуффендуе. Мне вечно кажется, что он что-то замышляет у себя в голове, не боится говорить прямо, даже если это неприятная правда, и порой бывает чисто так по-слизерински дерзким, – Неда растянула губы в улыбке, вспоминая их немногочисленные разговоры с мистером Мортимером.

– Без понятия, хорошо это или плохо, так что решайте сами, – пожала плечами девушка, обращаясь, как и к самому Альбореку через будущую газетную статью, так и ко всем ее читателям.

Выговорившись, Рогнеда многозначительно посмотрела на ретивую журналистку, ожидая, что теперь-то ее отпустят.

 

Заметим, что мисс Хольмгрен невероятно повезло. Ей удалось вырваться из цепкой хватки нашей журналистки без последствий для своего милого носика, который после встречи с гусиным пером мог преспокойно себя чувствовать не только в пределах подземелий.

 

Кассиопея Лун (Слизерин, 2 курс) 

 

Кассиопея мирно шла себе по коридору, как на нее сзади кто-то налетел и прижал прямо к стенке, из-за чего Кисси выронила черновики статьи для «Оракула». В коридоре было достаточно сумрачно, но опознать наглеца было довольно просто.

ლივა, სულ გიჟი ხარ? – от неожиданности Лун переключилась на второй родной язык. Но тут же опомнилась и повторила на английском: – Лива, ты совсем с ума сошла?

– Мисс Лун, не могли бы вы дать для молчаливой газеты «Говорящий Барсук» несколько комментариев?

Газетная лихорадка какая-то.

– Во-первых, мисс Унсет, – Кассиопея выделила голосом последние два слова. -Здравствуйте. На ваш вопрос я из вежливости отвечу, но не просто так...

С последними словами Лун хитро прищурилась.

– Самый пуффский пуфик – это, конечно, Тадд. Он подходит под все пуффские качества, и, к примеру, вчера помог мне с важным делом. А самый непуффский пуфик – это ТЫ, Лива! Ты слишком коварная, тебе Шляпа Слизерин не предлагала?

 

К сожалению, ответ мисс Унсет мы вынуждены накрыть унылыми низкими тучами, что так часто можно встретить осенним днем. Скажем лишь, что дальнейшие события развивались слишком стремительно и были наполнены небывалым коварством.

 

Камилка Копилка (Гостья Хогвартса)

 

Копилка мирно прогуливалась по коридорам замка, когда ее внезапно прижали к стенке, ах, как было бы романтично, если бы это был... хотя не будем об этом. Это была мисс Унсет, с пером наперевес, решительно приступив сразу к делу, то бишь интервью.

– Хороший вопрос, – отозвалась Копилка, – у нас в Тибидохсе всего два отделения, темное и светлое и порой темные удивляются светлым, говоря, что им самое место на темном, при этом светлые такие светлые, что... ой, простите, отвлеклась. Значит типичный представитель Пуффендуя? Ну, наверно Тадеуш Новак однозначно: ответственный, трудолюбивый и жутко честный *улыбнулась*. Я честно не со всеми знакома, пока еще, надеюсь не звучит как угроза *рассмеялась*, но из тех, кого знаю, все подходят на свой факультет, идеально вписываются. И вы мисс Унсет, и мистер Мортимер, а не подходящих *замялась* даже не знаю, мне вот кажется даже мисс Одри на своем месте.

 

В свою очередь, мы искренне благодарим мисс Копилку за то, что она не воздала «по заслугам» нашей корреспондентке, признав в ее лице мисс Унсет, а не кудрявого красавчика с эпиграфа к настоящей статье, и отправимся дальше по темным коридорам замка.

 

Женевьева Пресли (Когтевран, 2 курс)

 

– Ох, вот это вопросики *улыбнулась*

– Здравствуйте, мисс Унсет. Озадачили, вы меня, можно сказать.

– Если честно, то я хорошо знаю только одного пуффика, – это Энни Мур, моя подруга. Потому, я вполне предсказуемо скажу, что именно ее считаю типичным представителем своего факультета, она солнечная, трудолюбивая, верная и заботливая *улыбка*

– Еще я знаю Тадеуша, но только, что называется, «по работе», в теплицах Пуффендуя. Из-за довольно скудного общения со старостой, мне не хватило времени, чтобы делать о нем подобного рода выводы, однако, предположу, что он тоже наделен всеми вышеперечисленными качествами.

– По сему, сказать что-то о нетипичных пуффиках я не могу, увы, увы:)

 

А зачем нам «что-то еще», когда и этот ответ нас вполне порадовал, а посему призываем вас повыше поднять керосиновый фонарь, чтобы в коридорной паутине замка разглядеть

 

Агния Депп (Гриффиндор, 2 курс)

 

– Неожиданное появление, Лива))

Агния криво улыбнулась и очень задумалась. Она любила каждого пуффендуйца и не могла никого выдвигать на такую-то "номинацию". Каждый солнечный и добрый, но.. Может все-таки у нее есть претенденты?

– Даже не знаю… Вы все прекрасны, Лива, но наверное более пуффендуйскими солнышками я считаю Эвелин Одри и мадам Унсет.

Девушка засмеялась, ожидая, когда каждое ее слово заполнит пустой белый лист в блокноте пуффендуйки.

– А Тадд может пополнить ряды Когтеврана из-за своей трудолюбивости, так же взяв за руку мисс Мур

Взгляд гриффиндорки покосился куда-то в потолок, будто что-то она вспоминала или пыталась усомниться в своих словах.

 

…в отличии от нашей корреспондентки, которая, соревнуясь с гусиным пером в скорости, без каких-либо сомнений занесла слова мисс Депп в свой блокнот, а после также внезапно, как появилась, устремилась на поиски других «жертв журналистского пера».

 

Эдвард Нотервуд (профессор Хогвартса, выпускник Гриффиндора)

 

Мистер Нотервуд немного не привык к тому, что его могут так прижать в коридоре Школы, но, собравшись с мыслями, все же ответил на вопрос молодой журналистки:

– Знаете, мне кажется, что Вы, мисс Унсет, самая настоящая пуффендуйка. То, как Вы заботитесь о Злобном маге, не может не восхищать. Я считаю, что только благодаря Вам он всегда сыт и в тепле. Наверное, Морико Мотидзуки ещё можно отнести к самым настоящим пуффендуйцам. Вспомнить хотя бы то, как она позаботилась о слоне на МИССХД. Да и вообще, у вас на факультете все самые настоящие, не приходят мне на ум «непуффендуйские» пуффики, уж извините :)

 

Мистер Нотервуд, осень, как известно, время не только золотой листвы и затяжных дождей, но и активизации психов, поэтому со всей ответственностью заявляем, что вам еще повезло быть прижатым в коридоре нашей милой (ну почти) журналисткой. А мы, в свою очередь, не можем не умиляться появлению в нашей осенней истории сэра Злобного и уже давно ждем его на нашем факультете.

 

Merida Croved (завуч Хогвартса)

 

– Добрый вечер, мисс Унсет!

– Приятно видеть, что хоть еще не собравшаяся полностью, но все же оживающая редакция «солнечной» газеты готова работать и задавать обитателям интересные вопросы *улыбнулась*

– Типичный Пуффендуец – это сокровище, а не штамп. И для меня идеальным примером истинного пуффендуйца является действующий декан факультета – мисс Марта Оул. Доброжелательная, улыбчивая, временами загадочная, умная, готовая выслушать, войти в положение и помочь. В то же время мисс Оул весьма скромна и, как мне кажется, обладает неким стержнем, твердостью характера.

– Опять же, по моему мнению, не совсем типичной пуффендуйкой являетесь вы, мисс Унсет. С одной стороны, представить факультет без вас с каждым семестром становится все сложнее, но с другой – вы постоянно открываетесь для меня с разных сторон. Есть в вас что-то и от озорных, бесшабашных и креативных гриффиндорцев, и от рассудительных и занудливых когтевранцев, и возможно некая слизеринская амбициозность и природная вредность? :)) Может быть все совсем не так, но как говорится: я художник, и я так вижу.

 

Ну что здесь можно добавить? Вот и мы ничего не будем, а просто нырнем за следующий поворот, где перед нами предстанет

 

Grace Diamond-de-Kur (Когтевран, 3 курс)

 

Шла как-то Грейс по коридору кухни, облизывая пальцы, которые были в чем-то липком и сладком. Не успела она отойти от кухни, как вдали послышался стук каблуков, а после появился силуэт. Силуэт, очевидно, заметил юную когтевранку и быстро двинулся к ней. Не успела Грейс моргнуть, как оказалась прижатой к стенке Ливой, которая что-то говорила о всемирной известности. Да так, что де-Кур подумала, что она рассказывает злодейский план её (Грейс) убийства. Наконец Лива дошла до сути. Внимательно ее выслушав, Грейс кивнула и ненадолго задумалась.

– Самой типичной представительницей факультета Пуффендуй я считаю Эвелин Одри. Хоть эта формулировка и подразумевает кого-то не индивидуального, но Эвелин настолько пуффендуйка, что повторить ее просто невозможно!

– А самый «непуффендуйский» пуффик... Наверное, ты, Лива Унсет. Хоть я и не представляю тебя ни на каком другом факультете, в отличие от некоторых других пуффендуйцев, но аллергия на кактусы, на Пуффендуе – одна из самых непуффендуйских вещей, – рассмеялась, – я ответила на твои вопросы? Всемирная слава у меня в кармане?

 

И не только, мисс Грейс, слава, но и симпатичный кактус с желтым цветком от мисс

 

Роки Дру (Префект Школы, староста Слизерина)

 

Шла себе никого не трогала, спускаясь с крыши Хогвартса, как вдруг по пути ей встретилась Лива Унсет. Пуффендуйка была очень даже знакома префекту, а потому она уже открыла было рот, чтобы поздороваться, как вдруг мисс Унсет прижала ее к стене. Сопротивляться у слизеринки не получилось, так как в руках был маленький кругленький кактус, который должен был добраться до подземелий целым и невредимым любой ценой.

Уж не собирается ли она сделать мне выговор за крышу? – пронеслось в голове Роки, но долго гадать не пришлось.

– Мисс Дру, не могли бы вы дать для молчаливой газеты «Говорящий Барсук» несколько комментариев? – спокойно (что странно, так как Лива крепко держала Роки в своих цепких пальчиках) спросила пуффендуйка, а затем принялась задавать вопрос.

– Что ж, – Роки задумалась, – Из всего факультета я знакома только с тобой, Таддом и Мором. Так что, пожалуй, выберем Альборека Мортимера типичным представителем вашего факультета. Он честный и трудолюбивый, верный и заботливый.

Девушка опустила взгляд на кактус, который ей только что подарил Мор, и еще раз подумала, что да, Альборек точно соответствует всем этим качествам.

– А вот кто менее пуффендуйский пуффендуец я даже не знаю, –  девушка пожала плечами, улыбнувшись, чуть отлипая от стены, надеясь, что Лива ее все-таки отпустит.

 

Отпустит-отпустит, куда она денется, ей же еще бутерброд с сыром отрабатывать.

 

Чиз Флинн (Пуффендуй, 4 курс)

 

Мисс Унсет, добрый вечер! Конечно, я могу дать комментарии, тем более тема весьма... профакультетская:)

Насчет типичного пуффендуйца могу сказать только, что все обитатели Дома Солнца и Земли достойны звания настоящего пуффендуйца и просто «молодца». Особенно, если задержались хотя бы на несколько семестров на нашем чудесном факультете.) Но первый (а точнее, первая), кто пришел мне на ум при мысли о знакомом-хаффлпаффце «до мозга костей» – это, конечно, наш декан. Марта Оул, солнечное солнце всего факультета, плюшечный активист и немного революционер в душе. Добрая, понимающая, ответственная и невероятно умная. Если бы можно было сделать кого-то одного лицом факультета, я бы незамедлительно назвал её :')

А вот с самой «нехаффской» персоной мне лично сложно. Для меня все хаффы классные, разные, по-своему атмосферные, но неизменно чудесные. Но опять-таки, основываясь на чисто первых пришедших в голову эмоциях и мыслях, я назову Тину Рид. Профессор Рид тоже была несомненным патриотом факультета и с готовностью отдавала все силы на благо солнечного дома, но именно она часто говорила о «зубастых» хаффах в самом лучшем смысле этого слова. Брутальных, иногда провокационных, любящих учудить. А еще ее чернушные вспоминаются на раз-два.) Это была совершенно новая грань прежнего Хаффлпаффа, поэтому именно Тина Рид. 

 

Наша корреспондентка выпустила из цепких рук и мистера Флинна. Но, вполне возможно, потому, что в конце коридора завидела силуэт мисс

 

Вивиан Портер (Гриффиндор, 7 курс)

 

– Ох, постараюсь ответить!..

– И вдруг я осознала, что почти и не знакома с пуффендуйцами. Говорят, девочка Эвелин Одри очень милая, добрая и солнечная. Как раз подходит под стереотипное описание пуффендуйца, хотя звучит это немного странно. :) Пуффендуйцам вообще не обязательно быть мягкими плюшечками. Хоть цвет наших мантий и отличается, уверена, у всех нас много общих интересов, похожих стремлений и чувств. Из нетипичных пуффендуйцев я бы, наверное, выделила мисс Лили Грей – мы тоже почти не встречались, но она всегда казалась мне такой загадочной, немного похожей чем-то на обитателей Слизерина.

 

 

 Тем, кто, укрывшись в пушистый плед, не заснул на середине статьи, кто не заблудился в крутых поворотах путанных историй, со смаком сообщаем, что у нас все!

Мы не будем брать на себя смелось и делать какие-либо выводы и вам не советуем. Ведь осень тем и хороша, что, сплетая из листьев россыпь желто-красных слов, сближает людей, позволяя им узнать чуточку больше о самих себе.

Спасибо вам за это, друзья!

Конец первой статьи.

Вы здесь » Hufflepuff » Говорящий барсук